Глава 40 28 февраля, 2015 год 9 страница

На полдник я не иду.

- Твои подруги сказали следить нам за твоим питанием, - говорит моя соседка.

Улыбаюсь ей в ответ.

- Меня Ирой зовут. А это Вика, - указывает на другую.

- София. Очень приятно.

- Мы будем контролировать твое питание, - подмигивает Ира.

К пяти наведывается Полина, захватив пакет еды.

- Как ты себя чувствуешь?

- Более-менее.

Мы сидим в обнимку.

- Я с тобой, слышишь. Папа сказал, что после выписки заберет тебя к нам. Поживешь у нас.

- Он все знает? – заглядываю ей в лицо.

- Он здесь работает. Позже заглянет к тебе. У него сегодня много операций назначено.

- Как он отреагировал?

- Переживает за тебя. Как он еще должен отреагировать?

- Ну не знаю.

- Тебя никто не осуждает, если ты за это переживаешь.

Прислоняю голову к ее плечу.

- Дима передает тебе большой привет. Он ждет меня внизу, его не пропустили. Злой на Макса и на эту сучку. Сейчас отвезет меня домой и поедет к Аглае. Ему по дороге позвонил Кирилл и рассказал, кто тебя избил.

- Значит, Макс тоже в курсе.

- Думаю, да. Он не приходил к тебе? Не звонил?

Мотаю головой. Потом вспоминаю, что до сих пор не включила телефон. Тянусь за ним. Никогда в жизни я не была так популярна. Более трехсот пропущенных звонков и куча смс. Звонили и писали даже те мои сокурсники, с которыми я просто перекидываюсь «привет» и «пока». Моя жизнь снова в центре всеобщего внимания. Как же хочется, чтобы снова меня никто не замечал в толпе людей.

Прощаюсь с Полиной, а затем угощаю своих соседок тем, что принесли подруги и сестра. Ира и Вика пытаются меня развеселить, но я не готова беззаботно щебетать с девчонками.

Ближе к семи медсестра сообщает, что ко мне посетитель и просит спуститься на первый этаж. К сожалению, она не смогла сказать, кто ко мне пришел. В догадках иду вниз. Мне остается последний пролет, когда замечаю силуэт Макса. Внутри все сжимается. Я наблюдаю за тем, как он нервно измеряет шагами холл. Лицо бледное, осунувшееся. Глаза потухшие. Но вместе с сочувствием к нашему горю, я испытываю нечто вроде ненависти. Я не знаю почему, но я не могу не винить его в случившемся. Как бы я не хотела отогнать это чувство. Оно нарастает во мне, и я не в силах видеть его, я разворачиваюсь и возвращаюсь в палату.

Глава 19

Февраля, 2015 год

Стандартное утро в больнице: уколы, завтрак, обход. Сейчас я стою в очереди возле кабинета УЗИ, наблюдая за людьми. Последнее время все чаще посещает мысль, что вокруг все счастливы, и только я испытываю горе. Звучит жалко, но я действительно так думаю. Несмотря на свои болячки, проблемы и прочего в жизни, люди умудряются радоваться новому дню, не терять надежду на светлое будущее, видеть что-то позитивное вокруг, чего не скажешь обо мне. Мои часы остановились в тот момент, когда я потеряла своего малыша. Вряд ли я смогу их завести снова. Впрочем, я не горю желанием.

- Следующий, - кричит доктор из кабинета.

- Здравствуйте! – закрываю за собой дверь.

- День добрый. Ложитесь на кушетку и оголяйте живот. Что у нас тут?

- Выкидыш.

Размазывает гель по моему животу.

- Что же вы себя не берегли? - смотря на экран, замечает доктор.

Мне нечего ему ответить.

- Надо любить каждой свой орган, как себя. Вот вы, просыпаясь утром, говорите себе «Доброе утро»?

- Нет.

- Зря. Нужно начинать утро с позитива и желать то же самое каждому органу. Доброе утро, глазки! Доброе утро, носик! Доброе утро, матка!

Он серьезно сейчас говорит? В своем уме? Искоса поглядываю на него. Вроде адекватный человек, а несет полный бред.

- Все отлично. Матка чистая. Выздоравливайте, - желает доктор на прощание.

Наспех стираю гель с живота полотенцем и покидаю его кабинет. Вспоминая его слова, невольно улыбаюсь. Соседки по палате это замечают.

- О, неужели ты улыбнулась! – дразнит Ира.

Пересказываю ей инцидент в кабинете УЗИ. Он смеется до слез.

- Как приятно слышать звонкий смех пациентов, - мой дядя появляется в дверях.

- Здравствуйте, - приветствую я.

Ира и Вика тут же ретируются.

- Как ты себя чувствуешь, София?

- Уже лучше.

- А настроение как?

Пожимаю плечами. Он притягивает меня к себе и крепко обнимает.

- София, все будет хорошо. Надо просто это пережить.

Его слова действует на меня с обратным эффектом. Я не могу сдержать слез. Как бы мне хотелось, чтобы сейчас мой отец обнял меня и утешил, придал мне уверенности в завтрашнем дне. Наверно, впервые за все годы я остро нуждаюсь в родительской ласке. Как жаль, что это невозможно осуществить.

Постепенно прихожу в себя. Семен Александрович отвлекает меня посторонними разговорами.

- Извини, что вчера не заглянул к тебе. Буквально с операционной помчался домой. К нам пожаловала в гости мама Дмитрия. Устроила скандал, еле успокоили.

- А что она хотела? – от удивления расширяю глаза.

- Требует, чтобы Полинка бросила Диму, якобы у него скоро свадьба. Ох, уж эта молодежь!

- И что в итоге?

- Ничего. Каждый остался при своем мнении. После этого поговорил с Дмитрием. Говорит - жениться не собираюсь на той девушке. Вроде у него серьезные намерения насчет Полинки. Оказывается он из дома ушел, а сестра твоя от нас все это скрывала.

- Дима замечательный парень.

- Знаю, но тяжело им будет, если его мама против их отношений. Ладно, с этим мы позже разберемся. Тебе Полинка сказала, что я хочу забрать к нам?

- Да, я не против.

- А Максим?

- Он тоже не против.

- Надеюсь, выкидыш не повлияет на ваши отношения.

Немного помолчав, говорю:

- Не знаю. Я запуталась.

- Несмотря ни на что вы должны пройти это испытание вместе.

Я более чем уверена, что это утрата еще раз показала, что нам не стоит быть вместе. Своих мыслей Семену Александровичу я не выдаю.

- Ну, что же у тебя есть время подумать. В любом случае мы поддержим тебя.

- Спасибо.

- У меня через полчаса операция. Завтра загляну к тебе, хорошо?

- Да, конечно.

Тихий час я провожу в раздумьях. Печально, что наша история с Максом закончится на грустной ноте. Если бы мы были обычной парой, то впереди нас ждала свадьба и рождение ребенка. А в итоге ничему этому не суждено сбыться. Никогда! Каждый раз, смотря на него, я буду вспоминать своего малыша. Поэтому я не буду даже пытаться построить с Максом будущее.

После полдника меня навещает Кристина с букетом цветов и фруктами.

- Как ты себя чувствуешь? – наливает воду в вазу. Она захватила ее с собой.

- Даже не знаю, как тебе ответить.

- Ничего не говори. Я пришла не одна, - смотрит на меня внимательно.

- С Кириллом?

- Не только. Ты спустишься?

- Нет.

- Макс тоже переживает. Я знаю, твоя боль намного сильнее, но он действительно подавлен. Вдвойне оттого что ты игнорируешь его.

- Я не могу сейчас с ним разговаривать. Боюсь, сорвусь и наговорю ему кучу гадостей.

- Хорошо. Смотри, Кирилл передал тебе видео-привет.

Смотрю на экран ее телефона. Кирилл улыбается и машет рукой.

- Софийка, привет! Мы все скучаем по тебе и с нетерпением ждем твоей выписки. Помни, твои друзья всегда с тобой.

Я не могу не улыбнуться при виде своего друга. Но тут на экране появляется Макс.

- Привет. Знаю, ты не хочешь меня видеть. Я все понимаю и не виню тебя. Просто знай, я люблю тебя! Я скучаю по тебе.

Слеза стекает по моей щеке. Я вижу в его глазах ту же боль, что съедает меня изнутри. Но при этом я вспоминаю и то, почему Лера поступила так со мной. Быстро возвращаю телефон Кристине.

- Как же мне вас жаль. За что же вам такое? – Кристина притягивает меня к себе.

- Я не могу смотреть на него. Сразу вспоминаю ее, и то, что она сделала, - не могу сдержать рыданий.

- Лера утверждает, что не видела тебя со Дня Рождения Кирилла.

Изумленная, смотрю на нее.

- Это была она, вместе с Аглаей. Ты же веришь мне?

- Конечно.

- А Макс?

- Родители Аглаи подтвердили то, что они весь день были у них дома. Отец и мать подтвердили это.

- То есть Макс не верит, что это она избила меня? – сердце бешено колотится. Неужели я совсем не знаю этого человека?

- Конечно, он верит тебе, - облегченно выдыхаю, - успокойся.

- Более того, - Кристина замолкает. - Я не хотела тебе говорить. Вчера, как только Макс узнал, что ты потеряла ребенка, был сам не свой. К тому же Инна и Аня накинулись на него чуть ли не с кулаками. Я едва их успокоила. В общем, потом они огорошили тем, что это дело рук Леры. Он весь день ее разыскивал. Нам пришлось везде сопровождать его. Когда, наконец, нашли в доме Аглаи, он уже был на пределе. За волосы вытащил ее из дома и давай душить. Дима с Кириллом кое-как его оттащили, - подруга рассказывает все на одном дыхании.

- Я так испугалась. Не хватало еще, чтобы Макса посадили из-за этой суки! В общем, она так и не призналась. Но теперь она поняла, что ей лучше не попадаться Максу на глаза. Четыре года его знаю. У нас были разные ситуации. Я прекрасно знаю, на что способен Макс. Но вчера, если бы ему не помешали, он задушил бы ее собственными руками.

Не знаю, радоваться или ужасаться услышанному.

- Ты знала, что Лера сделала аборт?

- Да.

- Он вчера кричал как сумасшедший, что она убила двоих его детей. Назвал ее животным. Другие слова тебе лучше не знать.

- Я согласна с Максом. Но ее даже животным нельзя назвать, потому что они не убивают своих детенышей. А она оказалась способной не только на это. Не понимаю, как Макс мог любить ее?

- Он вчера тоже задавался этим вопросом.

С грустью смотрю на Кристину.

- Иногда мне кажется, что это всего лишь кошмарный сон. Я проснусь, и все будет как прежде. Мой малыш будет со мной, - стираю слезы с лица.

- Со временем все забудется, - пытается успокоить меня подруга.

- Все так говорят, но я знаю, что не будет легче. Я не смогу это забыть. Никогда!

- Прошло всего два дня. Рано говорить о том, что будет. Я хочу, чтобы ты не рубила с плеча. Все взвесила. Ты же понимаешь, что вы будете страдать друг без друга.

- Мы и вместе не выглядим счастливыми.

- У каждого из нас есть испытания, которые мы должны преодолеть.

- На данный момент, я не готова разговаривать с Максом, а тем более пытаться строить с ним отношения.

- Хорошо. Ладно, я побегу. Мы еще заглянем к тебе, - Кристина поднимается со стула и бросает взгляд на цветы,- кстати, цветы от Макса.

Провожаю ее до двери. Прощаемся, и я возвращаюсь к кровати. Спустя несколько минут подхожу к цветам. Среди них замечаю открытку:

«Знаю, я не достоин твоего прощения, но все равно буду ждать тебя. Неважно сколько времени потребуется для этого. Я люблю тебя, София!

Твой Макс.»

Прижимаю открытку к груди и закрываю глаза. Слезы текут по моим щекам. Я люблю его! Но никогда не прощу!

Перед сном просматриваю телефон. В сообщениях Макса практически одно и то же «Прости меня…», «Я люблю тебя». На телефон снова приходит сообщение. Я уже хочу его удалить, думая, что оно от Макса, но замечаю скрытый номер. Мистер Х:

Переживи всех.

Переживи вновь,

словно они - снег,

пляшущий снег снов.

Переживи углы.

Переживи углом.

Перевяжи узлы

между добром и злом.

Но переживи миг.

И переживи век.

Переживи крик.

Переживи смех.

Переживи стих.

Переживи всех.

P.S. Я люблю тебя…

После этого сообщения я уверена, что Мистер Х – это кто-то из моего окружения. Прекрасно знающий обо мне все. Но меня удивляет другое. Неужели он настолько любит меня, что готов быть со мной, несмотря на то, что у меня было с Максом.

Глава 20

Февраля, 2015 год

Не знаю как люди лежат в больнице. Каждый день одно и тоже. Я конечно не сторонник кардинальных перемен, но даже мне наскучила роль пациента. После обхода мои соседки по палате в радужном настроении от того, что их выписывают. Я подумываю о том же, но лечащий врач думает иначе. Звоню своему дяде по поводу этого. Он обещает решить этот вопрос. Медсестра сообщает, что ко мне посетитель. Если его не пропустили, то это представитель мужского пола, а, следовательно, это может быть Макс. Поэтому я ссылаюсь на то, что плохо себя чувствую.

- Пожалей парня, - просит медсестра, - с первого дня пороги оббивает.

- Не могу я к нему выйти, - отговариваюсь я.

- Дочка, он же любит тебя.

- А Вам откуда это известно? – раздражено спрашиваю я.

- Если бы не любил, то не стал бы приходить сюда по несколько раз на дню.

Ее слова задевают меня за живое. Возможно, Макс меня и любит, но я не знаю, что ему сказать и как себя вести с ним.

- Ладно, скажу, что ты на процедурах, - медсестра покидает палату.

Через пятнадцать минут она возвращается с корзиной роз и клубникой.

- Ох, если бы мой дед в свое время так за мной ухаживал, я бы его боготворила, - улыбаясь, протягивает мне цветы и ягоды.

Угощаю соседок клубникой, потому что самой мне все это не осилить. Затем иду к тумбе, где стоят цветы. Я уверена, Макс оставил для меня послание. Мои догадки подтверждаются, когда нахожу открытку:

Не знаю, смерть ли ты нежданнаяИль нерожденная звезда,Но буду ждать тебя, желанная,Я буду ждать тебя всегда.Я буду ждать тебя мучительно,Я буду ждать тебя года,Ты манишь сладко-исключительно,Ты обещаешь навсегда. Ты вся - безмолвие несчастия,Случайный свет во мгле земной,Неизъясненность сладострастия,Еще не познанного мной. Своей усмешкой вечно-кроткою,Лицом, всегда склоненным ниц,Своей неровною походкоюКрылатых, но не ходких птиц, Ты будишь чувства тайно-спящие,И знаю, не затмит слезаТвои куда-то прочь глядящие,Твои неверные глаза. Не знаю, хочешь ли ты радости,Уста к устам, прильнуть ко мне,Но я не знаю высшей сладости,Как быть с тобой наедине.[2]

На глаза наворачиваются слезы от прочитанных строк. Я проклинаю все на свете за то, что случилось с нами. Мы должны были быть вместе. Почему судьба так жестока к нам? Почему мы? За что нам такое наказание?

- Добрый день! – голос мужчины отвлекает меня от мыслей.

Я оборачиваюсь и вижу полицейского, который приходил вчера.

- Здравствуйте, Игорь Сергеевич!

- София, мы можем поговорить наедине.

- Конечно.

Девушки понимают намек и оставляют нас одних.

- Как вы себя чувствуете? – присаживается на стул.

- Уже лучше.

- Я, как и обещал, держу вас в курсе событий, но у меня плохие новости. К сожалению, у девушки, которую мы подозревали железное алиби.

Этого стоило ожидать после того, что мне рассказала Кристина.

- Значит, она останется безнаказанной? – сажусь на кровать.

Меня переполняет злоба от чувства несправедливости.

- Мы не можем доказать ее вины. В следствии недостаточности улик дело приказано закрыть.

Его слова отдаются шумом в ушах. Почему кто-то вправе отнимать чью-то жизнь и ходить спокойно по земле. Почему жизнь так несправедлива? Внутри все кипит от обиды.

- Я сделал все что смог, - полицейский поднимается со стула.

Мне хочется крикнуть ему, что он абсолютно ничего не сделал. Но что толку от моих слов? Зачем впустую сотрясать воздух?

- До свидания, София, - он останавливается в дверях и смотрит на меня, - поверьте моему опыту, жизнь сама наказывает таких людей, - выходит из палаты.

Хотелось бы и мне верить в это. Только после всего, что со мной произошло в последнее время я абсолютно уверенна, что такие люди как Лера, Юля и Влад творили и будут творить зло. Они почувствовали свою безнаказанность. Считают себя вправе диктовать правила и указывать, как поступать, а иногда и решать за других, что им можно делать, а что нельзя. Прав был Достоевский. Люди делятся на два типа: тварь - дрожащая или право имеющая. К сожалению, мне выпала роль твари, которая смиренно должна принимать то, что прикажут сильные мира сего.

Мне остается только плакать. Я ненавижу себя за это. Ненавижу то, что я не могу наказать человека, который убил моего ребенка! Ненавижу этот жестокий и бесчувственный мир! Падаю лицом на подушку и рыдаю во весь голос.

Мои соседки вбегают в палату, услышав мой плач. Пытаются меня успокоить, но я знаю, их слова ничего не значат. Они не понимают то, что чувствую я. Никогда не поймут и дай Бог, чтобы не познали этого. Нет ничего ужаснее, чем понимание того, что ты лишь пешка в чьей-то игре. Жалкая марионетка!

- София, Бог не Яшка видит кому тяжко! – слова Иры останавливают мои рыдания.

Стираю слезы с лица и смотрю на нее с непониманием.

- Ничего твой Бог не видит! Как он может отобрать жизнь невинного создания и позволять этому чудовищу спокойно жить, - кричу я.

- Не говори так, - Ира с ужасом смотрит на меня.

Отворачиваюсь от нее. Если ей хочется верить в чудеса, ее право. Только я в них больше не верю!

Устав плакать, я начинаю медленно проваливаться в сон.

Спустя какое-то время кто-то гладит меня по голове, вырывая из сна. Перед глазами силуэт Ани. Она смотрит на меня с улыбкой.

- Привет, - шепчу я.

- Просыпайся, соня. Идем вниз.

- Зачем? – приподнимаюсь на локте.

- Мы пришли всей группой. Все хотят тебя увидеть.

Поправляю волосы, и мы идем на первый этаж. Сокурсники встречают меня с улыбкой. По очереди обнимают. Никогда не приходилось столько обниматься.

- Софийка, больше не пугай меня так! Тебе ясно? – Слава слегка трясет меня за руки.

- Хорошо.

- Я следующий, - Леша вырывает меня из объятий Славы, - добровольно записываюсь в твои телохранители, чтобы никто пальцем тебя не тронул.

- О, я согласна! – смеюсь в ответ.

Леша прижимает меня к своей груди и окутывает объятиями.

- Если вы будете продолжать в том же духе, до семи мы не успеем даже поздороваться с Софийкой, - доносится голос Зои.

Отстраняюсь от Леши. Она подходит ко мне и целует в обе щеки. После последнего нашего разговора это немного неожиданно.

- Надеюсь, ты не держись на меня зла? – поджимает губы.

- Э…нет, - стою в полной растерянности.

- Давай, выздоравливай, а то нам тяжело без нашей палочки-выручалочки на занятиях, - смеется Зоя.

Я растрогана до слез, что мои сокурсники пришли ко мне. В трудной ситуации самое ценное поддержка близких и друзей. Я счастлива, что у меня этого внимания достаточно. Иначе я не справилась бы с этой болью. До семи вечера я провожу время с сокурсниками. Они рассказывают мне последние новости из студенческой жизни. С ними я на время забываюсь. А после их ухода снова появляется пустота. Мне нельзя оставаться одной. Думаю, пора выписаться, а если нет, то придется умолять доктора. Оставшийся вечер Макс донимает меня звонками. Я стойко их игнорирую, поставив на беззвучный режим. Но в голове выстраиваю план нашего разговора. Пришло время расставить все точки над «i».

Глава 21

Февраля, 2015 год

Заламываю пальцы и измеряю палату шагами, дожидаясь Семена Александровича от доктора. На мою просьбу выписать она осталась равнодушна. По ее мнению мне еще рано покидать больницу. Но она не понимает, что нахождение здесь лишь вредит мне, напоминая о случившемся.

- Ну, что она сказала? - подбегаю к дяде, как только он появляется в дверях.

- Собирай вещи. Под мою ответственность тебя выпишут. Правда, уколы ты получишь до конца. Галина Николаевна будет ставить.

От радости кидаюсь к нему на шею.

- Спасибо большое.

- Собирайся, а я схожу в свое отделение и вернусь за тобой.

- Хорошо, - достаю сумку и наспех забиваю ее своими вещами.

Сложив все, переодеваюсь, и еще раз проверяю, не забыла ли что-нибудь. Мой взгляд падает на цветы, присланные Максом. Жаль их оставлять. Подхожу к тумбе и вдыхаю их аромат. В памяти всплывает воспоминание, как он преподнес мне букет на дне рождения Кирилла. Как мы были счастливы с ним потом, в ожидании нашего малыша. А сейчас оба разбиты и сломлены. Смахиваю слезу.

- Все-таки выпросила, чтобы тебя отпустили домой.

Оборачиваюсь и вижу медсестру, что передала мне этот букет.

- Да, - улыбаюсь в ответ.

- Упрямица. Цветы не забудь.

- Можно я оставлю их Вам?

- Можно, только парня своего прости. Вдвоем легче будет это испытание пройти.

- Я подумаю над этим.

- Счастливо тебе оставаться, и не возвращайся к нам никогда.

- Спасибо вам за все.

Семен Александрович заходит в палату.

- До свидания, - прощаюсь с медсестрой.

Дядя берет мою сумку и мы, наконец, покидаем палату.

- Храни тебя Бог, - доносятся в след слова медсестры.

Дома у дяди меня встречает его семья в полном составе, также присутствует Катя в роли девушки Стаса. Глядя на них, можно с уверенностью сказать, что им хорошо вместе. Я рада за них. После отношений с таким человеком как Влад она заслуживает счастья. Галина Николаевна приготовила прекрасный ужин. Все стараются подбодрить меня, особенно Данила. Он ухаживает за мной за столом, отвешивает шуточки в сторону Стаса и Кати, стараясь поддержать веселую атмосферу. Раздается звонок в дверь.

- Наверное, это Дима, - Полина бежит встречать своего парня.

- София, ты в понедельник собираешься на пары? – спрашивает у меня Семен Александрович.

- Да.

- Тогда справку отнесешь во вторник. Я заберу у твоего врача.

- Спасибо.

- А помните, ровно год назад в этот день мы были в Сочи на Олимпиаде? – обращается ко всем Данила.

- Правда? Я тоже там была, - Катя округляет глаза.

- И как это я тебя там не заметил, - Стас смотрит на свою девушку с обожанием.

- И куда пропала наша Полинка, - Семен Александрович выглядывает дочь.

- Па, не хочу озвучивать свои догадки вслух, чем занимаются эти двое, - вставляет Данила.

Получает от отца убийственный взгляд, а от матери укор.

- Здравствуйте! – у меня перехватывает дыхание, когда слышу знакомый голос.

Вилка с грохотом падает на пол.

- Присаживайся за стол, Максим, - приглашает дядя.

Я разворачиваюсь к нему лицом. Кажется, мы не виделись целую вечность. Он заметно похудел, отчего скулы выделяются еще сильнее. Глаза какие-то безжизненные. Я понимаю, что он страдает не меньше, чем я.

- Если вы не против, я хочу поговорить с Софией.

В его взгляде столько мольбы, что мне трудно на него смотреть. В комнате повисает тишина. Все ждут моей реакции. Я не планировала разговора с ним сегодня, но видимо это неизбежно. Поднимаюсь со стула и прохожу мимо Макса. В прихожей останавливаюсь.

- Думаю, нам лучше поговорить в другом месте, - с трудом поднимаю на него глаза.

- Да.

Накидываю пуховик и ботинки и мы выходим из квартиры. Молча едем в лифте, и также в полном молчании идем к его машине. С каждым шагом сердце бешено колотиться, мысли путаются в голове. Не знаю с чего начать наш разговор. Как изложить ему все, что у меня на душе. Макс открывает для меня пассажирскую дверь, и ждет, пока я сяду. В салоне тихо играет музыка. Прислушиваюсь и узнаю композицию Филиппа Киркорова «Снег».

- Почему ты не выключил радио? – не знаю, зачем я это спросила. Наверно для того, чтобы как-то начать разговор.

- Забыл, - Макс поворачивается ко мне лицом, - как ты себя чувствуешь?

- Уже лучше, хотя уколы еще будут ставить несколько дней.

- Меня интересует твое душевное состояние.

Мы встречаемся взглядами.

- А что ты чувствуешь? – впервые мне хочется знать, что у него на душе.

- Злость, страх, боль, пустота, отчаяние, беспомощность.

- Меня переполняют те же чувства.

- Но еще есть любовь…к тебе, и надежда на то, что мы вместе преодолеем всё. Я знаю, что не достоин тебя, но я умоляю, дай мне шанс доказать тебе свою любовь и заботу.

- Макс… - ком подкатывает к горлу от его слов.

- София, мы сможем, я знаю, - берет меня за руки и подносит их к своим губам.

Я не могу сдержать слез.

- Пожалуйста, не бросай меня, - стирает пальцем слезу, - я не знаю, как мне без тебя жить, - его голос дрожит, - я думал, сойду с ума, когда ты не хотела меня видеть в больнице.

Притягивает меня к себе и обнимает.

- Я люблю тебя, София!

Кладет свои руки по обе стороны моего лица и осыпает его поцелуями. Внутри все сжимается от его прикосновений. Я должна прекратить эту пытку. Навсегда!

- Макс, послушай меня, - отстраняю его руки. Выдыхаю и убираю остатки слез с лица.

- Наши отношения приносят нам только боль, - вижу, как бледнеет его лицо. Странно, что раньше смотря на него, я чувствовала восхищение, трепет, любовь. Это не исчезло, но, к сожалению, сейчас я испытываю еще и боль. Я понимаю, что каждый раз при виде Макса, я буду мысленно возвращаться в тот ужасный день. Это неизбежно.

- Не говори так. У нас было много и прекрасных моментов. Разве не так?

- Да, но после всего что случилось, нам нужно расстаться, - тихо говорю я.

- Нет! – вырывается словно крик.

- Макс, наши отношения были ошибкой. Мы должны были быть просто друзьями и не больше. Я не смогу с тобой быть, зная что ты причина того почему я потеряла ребенка.

- Но я не хотел этого, - кричит он.

- Знаю, но будь я с другим парнем, такого не случилось бы. Я уверена в этом.

- Не говори так, прошу тебя.

- Макс, я благодарна тебе за все прекрасное, что между нами было. Искренне желаю тебе счастья. Ты его действительно заслужил. Но с тобой я не буду никогда, - мои слова отдаются шумом в ушах.

Не понимаю, как мне удается держать себя в руках и выглядеть спокойной, видя, как искажается болью лицо любимого человека. Наверно, испытав боль, человек становится черствее и равнодушнее к чужой боли.

- Прощай, Макс! – выхожу из машины и быстрым шагом иду к подъезду.

Напоследок оборачиваюсь и вижу, что он сложил руки на руле и прислонил к ним голову, а его тело сотрясается от рыданий.

Мне удается сдержать слезы до того момента как я осталась одна в комнате Полины. Все с пониманием отнеслись к тому, что я не хочу ни с кем разговаривать. Сегодня я вряд ли усну. На меня накатывают воспоминания одно за другим, а в груди все горит. Надеюсь, этот пожар сожжет мою любовь к Максу дотла. Иначе мне будет трудно жить с этим чувством. Сворачиваюсь в позе эмбриона, а слезы текут по моим щекам, немного облегчая мою боль.

Глава 22

Февраля, 2015 год

Я просыпаюсь от того, что кто-то ложится со мной рядом. В темноте не могу различить силуэта. Приподнимаюсь на локте.

- Прости, что разбудила, - узнаю голос Полины.

- Все нормально. Можно я сегодня посплю с тобой?

- Конечно, иди я тебя обниму.

Прижимаюсь к сестре и засыпаю.

Утром я просыпаюсь вся разбитая. Голова раскалывается. Плетусь на кухню, чтобы выпить воды. Галина Николаевна уже что-то готовит в такую рань.

- Доброе утро, - подхожу к столешнице, где стоит вода.

- София, доброе утро! Выспалась?

- Да.

- Сейчас дожарю сырники, и поставим укол. Вчера не стала тебя беспокоить, - смотрит на меня с жалостью.

Я не хочу, чтобы меня жалели. Я не инвалид и не калека. Хотя, после расставания люди именно такими и являются. Ты словно располовинен и часть тебя вырвана. Но если у инвалидов мы видим отсутствие конечностей, то здесь мы только ощущаем это. С уходом любимого человека ты теряешь самое ценное – частичку души.

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше, - вру я.

- Это хорошо, - она делает вид, что верит мне.

После укола мы все завтракаем, а затем я занимаюсь стиркой.

- Какие планы на сегодня? – спрашивает Полина.

- Хочу съездить в общежитие. Надо взять кое-какие вещи, тетради, учебники.

- Мы с Димой отвезем тебя.

- А что у него появилась машина?

- Нет, у отца берет.

- Как у вас все складывается?

Со своими проблемами я совсем перестала интересоваться жизнью своих близких и друзей.

- Все замечательно. Я летаю. Я в раю, - цитирует героиню Ринаты Литвиновой.

Сестра лежит на кровати, прикрыв глаза.

- Дима хороший парень и я рада, что он отказался от свадьбы.

- Но мамаша у него я тебе скажу та еще стерва, - выдает Полина.

- Не забывай она твоя будущая свекровь!

- Мне повезло, что я еще могу сказать.

Мы не можем сдержать смех.

Джеймс Блант оповещает о входящем звонке. Не знакомый номер немного смущает, но я все же беру трубку.

- Софийка, привет. Это я - Егор.

- О, привет!

- Ну как ты там?

- Нормально.

- Я который день пытаюсь до тебя дозвониться.

-Ты не один такой. Я кроме бабули ни с кем не разговаривала по телефону.

- Это хорошо, потому что я решил, что ты не станешь теперь со мной общаться.

- С какой стати? – смеюсь я.

- Ну, в свете последних событий вдруг ты решила игнорировать всех родственников Макса.

- Нет.

- Надеюсь, когда я буду в вашем городе, мы поговорим.


9533105390162798.html
9533173219585524.html
    PR.RU™